Новости

#ДВРЦОТ

Новости

Информационые события в сфере
охраны труда

22 июня 2022 г.

Вернуться назад

Суды напомнили, что справка от врача не освобождает от работы и не оправдывает прогула

Сотрудник закрыл больничный. Но на следующий день на работу не вышел, вновь обратился за медпомощью. Новый больничный ему не открыли. Выдали справку о приеме у врача, но предупредили, что она не освобождает от работы. Работника уволили за прогул, и он обратился в суд...




Суды напомнили, что справка от врача не освобождает от работы и не оправдывает прогула




Сотрудник закрыл больничный. Но на следующий день на работу не вышел, вновь обратился за медпомощью. Новый больничный ему не открыли. Выдали справку о приеме у врача, но предупредили, что она не освобождает от работы. Работника уволили за прогул, и он обратился в суд.
 
Три инстанции поддержали организацию. Увольнение за прогул обоснованно. Больничный сотруднику не открыли. Кроме того, он не доказал, что были уважительные причины отсутствовать на работе до приема у врача.
 



Источник: .  











 






 


ПЯТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ
 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 14 апреля 2022 г. № 88-3742/2022  


Судебная коллегия по гражданским делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции в составе:
 
председательствующего судьи Черчага С.В.,
судей Климовой В.В., Нурмухаметовой Р.Р.
с участием прокурора Карасева Э.П.
 
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Д. к Федеральному государственному казенному учреждению «412 военный госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации о признании незаконным и отмене приказа об увольнении, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,
 
по встречному иску Федерального государственного казенного учреждения «412 военный госпиталь» Министерства обороны Российской Федерации к Д. о взыскании суммы, выплаченной за неотработанные дни отпуска,
 
по кассационной жалобе Д. на решение Ленинского районного суда города Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 13 апреля 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 30 ноября 2021 года.
 
Заслушав доклад судьи Пятого кассационного суда общей юрисдикции Нурмухаметовой Р.Р., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Карасева С.В., полагавшего судебные постановления законными и обоснованными, судебная коллегия по гражданским делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции
 
установила:
 
Д. обратился в суд с иском к ФГКУ «412 военный госпиталь» МО РФ о признании незаконным и отмене приказа № 95 от 7 мая 2020 года об увольнении, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 100000 руб.
 
Обращаясь в суд, Д. указал, что с 24 февраля 2020 года по 5 марта 2020 года находился на листке нетрудоспособности, следовательно, 6 марта 2020 года должен был приступить к работе. Однако 6 марта 2020 года истец снова почувствовал себя плохо и обратился за медицинской помощью в поликлинику. При этом листок нетрудоспособности продлевать не стал, поскольку последующие дни с 7 по 9 марта 2020 года были объявлены праздничными, вышел на работу 10 марта 2020 года. Объяснение о причине отсутствия на работе 6 марта 2020 года написал по просьбе главного бухгалтера. С 23 марта 2020 года по 6 мая 2020 года находился в ежегодном оплачиваемом отпуске. Приказом работодателя от 7 мая 2020 года истец был уволен по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за отсутствие на рабочем месте без уважительных причин 6 марта 2020 года. Истец считает, что уволен незаконно, поскольку он обращался в медицинское учреждение за помощью.
 
Не согласившись с требованиями Д., ФГКУ «412 военный госпиталь» Минобороны Российской Федерации обратилось с встречным иском к Д. о взыскании суммы, выплаченной за неотработанные дни отпуска, в размере 51432 руб. 24 коп., указав, что Приказом от 11 марта 2020 года № 54 Д. были предоставлены: часть ежегодно оплачиваемого отпуска за период работы с 9 января 2019 года по 8 января 2020 года с 23 марта 2020 года по 24 марта 2020 года и часть с 25 марта 2020 года по 6 мая 2020 года. Оплата предоставленных отпусков произведена в сумме 73914 руб. 82 коп. Д. уволен с 7 мая 2020 года, то есть до окончания рабочего года, в счет которого произведена оплата. Разница между положенной выплатой и фактически выплаченными отпускными составляет после вычета НДФЛ 51432 руб. 24 коп.






 



 



 



 















   


  Решением Ленинского районного суда города Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 13 апреля 2021 года в удовлетворении исковых требований Д. к ФГКУ «412 военный госпиталь» МО РФ о защите трудовых прав и встречных требований ФГКУ «412 военный госпиталь» МО РФ к Д. о взыскании денежной суммы отказано.
 
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 30 ноября 2021 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
 
В кассационной жалобе Д. ставится вопрос об отмене судебных постановлений, как незаконных.
 
Судебный акт в части разрешения встречных требований ФГКУ «412 военный госпиталь» МО РФ к Д. о взыскании выплаченных за неотработанные дни отпуска денежных средств не обжалуется, поэтому, в силу части 2 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предметом проверки в кассационном порядке не является.
 
Согласно части 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
 
Таких нарушений при рассмотрении данного дела судами первой и апелляционной инстанций не допущено.
 
Как следует из материалов дела, приказом ФГКУ «412 военный госпиталь» Минобороны РФ № 307 от 28 декабря 2019 года Д. был принят с 9 января 2019 года на должность начальника отделения (учета материальных ценностей) финансово-экономического отдела.
 
Приказом ФГКУ «412 военный госпиталь» Минобороны Российской Федерации от 7 мая 2020 года № 95 истец уволен с работы по подпункту «а» пункта 6 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за совершенный прогул 6 марта 2020 года.
 
Согласно объяснениям, данным работодателю по поводу отсутствия на рабочем месте 6 марта 2020 года и в ходе судебного разбирательства, Д. не отрицает факт отсутствия на рабочем месте, утверждая отсутствие по уважительной причине, в связи с обращением за помощью в медицинское учреждение.
 
Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Д. о признании незаконным и отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, суд первой инстанции установил, что при составлении заявления о выходе на работу после временной нетрудоспособности с 25 февраля 2020 года по 5 марта 2020 года истец указал дату выхода на работу 6 марта 2020 года, то есть не сообщил работодателю об отсутствии на работе 6 марта 2020 года. В ходе административного расследования истец каких-либо оправдательных документов, в том числе о посещении медицинского учреждения, не представил в виду их отсутствия. Истец ознакомлен с данным актом 7 мая 2020 года. Аргумент Д. об обращении за медицинской помощью появился лишь при обращении в суд с приведенными требованиями. Согласно пояснениям участкового врача-терапевта И. 6 марта 2020 года истца приняла в 14 час. 30 мин., померила давление, дала таблетку, для открытия листка нетрудоспособности не было оснований, от работы не освобождала, направила на прохождение профосмотра; через некоторое время истец вновь обратился за медицинским документом, была выдана медицинская справка, при этом истец был предупрежден, что медицинская справка не освобождает от работы. Истцом также не представлены относимые и допустимые доказательства уважительности причины отсутствия на рабочем месте с 8 часов 30 минут до 13 часов.
 
Анализируя установленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства, руководствуясь положениями трудового законодательства, подлежащими применению к спорным правоотношениям, с учетом разъяснений, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», а также отразив в судебном постановлении результаты оценки доказательств по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что факт совершения истцом прогула полностью подтвержден материалами дела, в действиях истца имеет место быть злоупотребление правом, поэтому у работодателя имелись законные основания для применения к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения, процедура наложения дисциплинарного взыскания за прогул соблюдена, у работника затребованы письменные объяснения, все изложенные в объяснительных обстоятельства тщательным образом работодателем проверены, при применении взыскания в виде увольнения работодателем учтена тяжесть совершенного истцом проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение истца, его отношение к труду, неоднократное привлечение к дисциплинарной ответственности.
 
Оставляя без изменения решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что порядок увольнения, предусмотренный статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации, работодателем соблюден, от истца затребованы объяснения относительно отсутствия на рабочем месте, данные объяснения учтены ответчиком при применении дисциплинарного взыскания. Соразмерность наложенного взыскания судом проверена, нарушений положений части 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации не установлено, срок привлечения к дисциплинарной ответственности не нарушен.
 
Выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, доводами кассационной жалобы не опровергаются.
 
Ссылка в апелляционной жалобе на ненадлежащее оформление ответчиком приказа об увольнении не является основанием для отмены решения, поскольку не свидетельствует о незаконности действий работодателя по отношению к истцу. Содержание приказа однозначно указывает на причину и основание применения к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения — совершение им прогула, подтвержденного соответствующими актами, в которых указаны даты и время отсутствия его на работе.
 
Утверждения истца в кассационной жалобе о том, что совершение прогула не подтверждено, об административном расследовании стало известно по окончании рабочего дня 7 мая 2020 года в ходе ознакомления с приказом об увольнении, истцу не была возможность представить доказательства в подтверждение причины отсутствия; объяснительную записку о причинах отсутствия на рабочем месте написал по просьбе главного бухгалтера; причиной увольнения является неприязненное отношение со стороны работодателя; отсутствие на рабочем месте было обусловлено плохим самочувствием после нахождения на листке нетрудоспособности и отсутствие листка нетрудоспособности является лишь основанием для невыплаты соответствующего пособия, а не увольнения, сводятся к несогласию с выводами судов первой и апелляционной инстанций, изложенными в обжалуемых судебных постановлениях, и свидетельствуют о субъективном подходе к результатам рассмотрения требований истца, оценке доказательств и направлены на их иную оценку.
 
Оценка представленных доказательств относится к компетенции судов первой и апелляционной инстанций (статьи 198 и 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
 
Между тем, кассационный суд общей юрисдикции в силу своей компетенции при рассмотрении жалобы должен исходить из признанных установленными судебными инстанциями фактических обстоятельств, проверять лишь правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами первой и апелляционной инстанций, правом переоценки доказательств не наделен.
 
При рассмотрении данного спора судами нормы материального права применены верно, а при исследовании и оценке доказательств, собранных по делу, нарушений норм процессуального права не допущено.
 
Руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Пятого кассационного суда общей юрисдикции
 
определила:
 
Решение Ленинского районного суда города Владикавказа Республики Северная Осетия-Алания от 13 апреля 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Северная Осетия-Алания от 30 ноября 2021 года оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.
    Председательствующий

С.В.ЧЕРЧАГА

 
Судьи

В.В. КЛИМОВА
Р.Р. НУРМУХАМЕТОВА  
 




 





 



  АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ:  


    С 1 марта 2022 года вступили в силу Рекомендации по выбору методов оценки уровней профессиональных рисков и по снижению уровней таких рисков, утвержденные Приказом Минтруда России от 28 декабря 2021 года № 796. Рассмотрим важнейшие положения документа.


 
 
 
  Какие изменения в законодательстве затронут специалистов по охране труда с 1 марта 2022 года? Необходимо учесть в своей работе все изменения трудового законодательства, взять на себя новые обязанности и при необходимости перестроить свою работу.  




    С 1 марта 2022 года вступили в силу изменения в ТК РФ, которые направлены на совершенствование механизмов стимулирования работодателя к улучшению условий труда работников, а также обеспечение приоритетного внедрения и развития системы предупреждения производственного травматизма и профессиональных заболеваний с целью сохранения жизни и здоровья работников на производстве.