Новости

#ДВРЦОТ

Новости

Информационые события в сфере
охраны труда

20 декабря 2021 г.

Вернуться назад

Судебная практика: доказывать, что заключенный договор не является трудовым, в случае спора должен работодатель

Гражданин обратился в суд, чтобы его правоотношения с компанией, оформленные гражданско-правовым договором, признали трудовыми. Как указал истец, фактически он работал в отеле компании, но с ним заключили не трудовой договор, а соглашение на оказание услуг. Он выполнял работу лично, по согласованному графику. Зарплату ему выплачивали два раза в месяц.



Судебная практика: доказывать, что заключенный договор не является трудовым, в случае спора должен работодатель


  Гражданин обратился в суд, чтобы его правоотношения с компанией, оформленные гражданско-правовым договором, признали трудовыми. Как указал истец, фактически он работал в отеле компании, но с ним заключили не трудовой договор, а соглашение на оказание услуг. Он выполнял работу лично, по согласованному графику. Зарплату ему выплачивали два раза в месяц.

 
  Суды трех инстанций отклонили такие доводы. При этом они исходили из того, что гражданин не доказал наличие трудовых отношений. Он не подавал заявление о приеме на работу. Компания не издавала соответствующий приказ и не оформляла трудовую книжку. У истца не было должностной инструкции. Условия заключенного с ним соглашения не соответствовали содержанию трудового договора.



 

Источник: pixabay.com.
 


  ВС РФ счел такой подход судов неверным. Он напомнил, что неустранимые сомнения в подобных спорах должны толковаться в пользу наличия трудовых отношений. Если гражданин представляет факты, подтверждающие выполнение им работы и выплату ему вознаграждения, наличие трудового правоотношения презюмируется. При этом не важно, какой гражданско-правовой договор с ним оформлялся. Поэтому доказывать, что трудовых отношений не было, должен работодатель. Неправомерно возлагать бремя доказывания обратного на истца (Определение Верховного Суда РФ от 8 ноября 2021 г. № 18-КГ21-100-К4).   Кроме того, суды не установили:
  — осуществлялась ли истцом деятельность на основании индивидуально-конкретного задания к оговорённому сроку за обусловленную в договоре плату или им выполнялись определённая трудовая функция; — сохранял ли истец положение самостоятельного хозяйствующего субъекта и работал на свой риск как исполнитель по договору возмездного оказания услуг или как работник выполнял работу в интересах, под контролем и управлением работодателя; — был ли истец интегрирован в организационный процесс ответчика; подчинялся ли он установленному режиму труда, графику работы (сменности); — распространялись ли на него указания, приказы, распоряжения работодателя; — предоставлял ли ответчик истцу имущество для выполнения им работы; каким образом оплачивалась работа и являлась ли оплата работы для истца единственным и (или) основным источником доходов.

В итоге решения судов трех инстанций отменены, дело направлено на новое рассмотрение.




  ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИСТОЧНИК:

  Данный материал был опубликован на .

 



















  ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 8 НОЯБРЯ 2021 Г. № 18-КГ21-100-К4

  Дело о признании отношений трудовыми, взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за просрочку выплаты за неиспользованный отпуск, судебных расходов передано на новое рассмотрение, поскольку суды не оценили доказательства, в т.ч. представленную истцом переписку с ответчиком по поводу режима работы и выплаты заработной платы, не дали полной, надлежащей оценки характеру и условиям правоотношений, сложившихся между сторонами   Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Пчелинцевой Л.М., судей Фролкиной С.В. и Жубрина М.А.    рассмотрела в открытом судебном заседании 8 ноября 2021 г. кассационную жалобу Нашилевского Ивана Владимировича на решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 26 мая 2020 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 12 октября 2020 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2021 г.   по делу № 2-2259/2020 Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края по иску Нашилевского Ивана Владимировича к обществу с ограниченной ответственностью «Соурс Труп» о признании отношений трудовыми, взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за просрочку выплаты за неиспользованный отпуск, судебных расходов.   Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации   установила:   Нашилевский Иван Владимирович 28 ноября 2019 г. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Соурс Труп» (далее также — ООО «Соурс Труп», общество) о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора в период с 22 марта 2018 г. по 9 февраля 2019 г., трудовыми отношениями, об обязании произвести отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный Фонд обязательного медицинского страхования, налога на доходы физических лиц, выдать ему на руки справку о доходах физического лица по форме 2-НДФЛ и справку о заработной плате по форме, утверждённой приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 30 апреля 2013 г. № 182н (далее — справка по форме № 182н), о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск в размере 24 172 руб. 14 коп., процентов за просрочку выплаты денежной компенсации за неиспользованный отпуск в размере 1 646 руб. 11 коп. и судебных расходов в размере 5 000 руб.   В обоснование заявленных требований Нашилевский И.В. указал, что 22 марта 2018 г. между ним и ООО «Соурс Труп» был заключен договор возмездного оказания услуг с приложением № 1 к этому договору, на основании которых ООО «Соурс Труп» направило его на работу в отель «Swissotel Resort Сочи Камелия», где он до 9 февраля 2019 г. выполнял за плату трудовую функцию хаусмена, а именно осуществлял помощь при уборке номерного фонда отеля (замену штор, матраса, передвижение кроватей и мебели), обеспечивал приём и сдачу белья из прачечной. Он выполнял работу лично, шесть дней в неделю по согласованному с работодателем графику рабочего времени, два раза в месяц (15 и 30 числа) ему обществом производилась выплата заработной платы.   Нашилевский И.В. полагал, что заключенным 22 марта 2018 г. договором возмездного оказания услуг фактически регулировались трудовые отношения между ним и ООО «Соурс Труп», поскольку имелись признаки трудового договора, целью заключения договора возмездного оказания услуг от 22 марта 2018 г. являлось не осуществление им деятельности на основании индивидуально-конкретного задания к оговоренному сроку за обусловленную в договоре плату, а постоянное выполнение работы с подчинением установленному работодателем режиму рабочего времени.   Заочным решением Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 21 января 2020 г. исковые требования Нашилевского И.В. удовлетворены. Суд признал трудовыми отношения между Нашилевским И.В. и ООО «Соурс Труп» в период с 22 марта 2018 г. по 9 февраля 2019 г. в должности хаусмена. С ООО «Соурс Труп» в пользу Нашилевского И.В. взысканы денежная компенсация за неиспользованный отпуск в размере 24 172 руб. 14 коп., проценты за просрочку выплаты денежной компенсации за неиспользованный отпуск в размере 1 646 руб. 11 коп. и судебные расходы в размере 5 000 руб. На ООО «Соурс Труп» возложена обязанность за период работы Нашилевского И.В. с 22 марта 2018 г. по 9 февраля 2019 г. уплатить страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный Фонд обязательного медицинского страхования, а также уплатить налог на доходы физических лиц и выдать ему на руки справки по формам 2-НДФЛ и № 182н.   Директором ООО «Соурс Груп» 4 марта 2020 г. в Центральный районный суд г. Сочи Краснодарского края подано заявление об отмене указанного заочного решения суда первой инстанции.   Определением Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 16 апреля 2020 г. данное заявление удовлетворено. Заочное решение Центрального районного суда г. Сочи от 21 января 2020 г. отменено, рассмотрение дела возобновлено по существу.   Решением Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 26 мая 2020 г. исковые требования Нашилевского И.В. к ООО «Соурс Груп» о признании отношений трудовыми, взыскании компенсации за неиспользованный отпуск, компенсации за просрочку выплаты за неиспользованный отпуск, судебных расходов оставлены без удовлетворения.   Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 12 октября 2020 г. решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 26 мая 2020 г. оставлено без изменения.   Определением судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2021 г. судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения.   В поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации кассационной жалобе Нашилевским И.В. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены решения Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 26 мая 2020 г., апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 12 октября 2020 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2021 г., как незаконных.   Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. от 15 июня 2021 г. удовлетворено заявление Нашилевского И.В. о восстановлении пропущенного процессуального срока подачи кассационной жалобы, Нашилевскому И.В. восстановлен срок подачи кассационной жалобы в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации на решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 26 мая 2020 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 12 октября 2020 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2021 г.   По результатам изучения доводов кассационной жалобы 21 июня 2021 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 4 октября 2021 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.   В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации стороны, надлежаще извещённые о времени и месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явились. Нашилевский И.В. направил в Верховный Суд Российской Федерации письменное ходатайство от 10 октября 2021 г., в котором просил рассмотреть дело в его отсутствие. Ответчик ООО «Соурс Труп» о причинах неявки не сообщил. Руководствуясь частью 4 статьи 39012 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие лиц, участвующих в деле.   Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.   Основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 39014 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также - ГПК РФ).   Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле судами первой и апелляционной инстанций, а также кассационным судом общей юрисдикции были допущены такого рода существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.   Судом установлено и из материалов дела следует, что 22 марта 2018 г. между ООО «Соурс Труп» в лице его генерального директора и Нашилевским И.В. заключён договор возмездного оказания услуг (далее также - договор от 22 марта 2018 г.) сроком действия с 22 марта по 31 августа 2018 г. (пункт 2.1 договора от 22 марта 2018 г.).   Согласно условиям этого договора Нашилевский И.В. обязался по заданию ООО «Соурс Труп» без привлечения третьих лиц оказывать заранее согласованные с данным обществом услуги (уборку помещений и прочие клининговые услуги), а общество обязалось их оплачивать (пункты 1.1, 1.2, 1.4 договора от 22 марта 2018 г.).   Задание ООО «Соурс Труп» и объем работ на оказание услуг Нашилевским И.В. содержались в приложении № 1, являющемся неотъемлемой частью договора от 22 марта 2018 г. (пункт 1.3 договора от 22 марта 2018 г.), в соответствии с которым Нашилевский И.В. на объекте, заранее согласованном с ООО «Соурс Труп», был обязан осуществлять помощь при уборке номерного фонда (замену штор, матраса, передвижение кроватей и мебели), обеспечивать приём и сдачу белья из прачечной.   ООО «Соурс Труп» обязалось, в частности, принять качественно оказанные Нашилевским И.В. услуги по акту приёма-сдачи услуг, ежемесячно выплачивать Нашилевскому И.В. 15 и 30 числа, следующих за отчётным периодом, сумму вознаграждения 21 600 руб., облагаемую в установленном законодательством порядке налогами. При этом оплата услуг по договору могла быть увеличена или уменьшена в зависимости от общего количества выполненных Нашилевским И.В. услуг (пункты 3.1.2, 4.1, 4.2 договора от 22 марта 2018 г.).   Пунктом 2.4 договора от 22 марта 2018 г. было предусмотрено, что в случае если в течение 7 дней до окончания срока действия договора ни одна из его сторон не заявит о прекращении договора, то срок действия договора продлевался до изъявления одной из сторон желания о расторжении договора.   Судом установлено, что до окончания срока действия договора возмездного оказания услуг от 22 марта 2018 г. (31 августа 2018 г.) ни одна из сторон не заявила о его прекращении, вследствие чего Нашилевский И.В. продолжил исполнять обязанности по этому договору до 9 февраля 2019 г.   В судебном заседании 26 мая 2020 г. истец пояснял, что фактически он находился в трудовых отношениях с ООО «Соурс Труп», по направлению общества как работодателя в период с 22 марта 2018 г. до 9 февраля 2019 г. осуществлял трудовую деятельность в должности хаусмена в отеле «Swissotel Resort Сочи Камелия». В соответствии с указаниями работодателя (ООО «Соурс Труп») Нашилевский И.В. работал по определенному графику рабочего времени (графику сменности), замещал отсутствующих работников, оплата за такие смены ему производилась в двойном размере, что подтверждается приобщенными к материалам дела копиями сообщений в мессенджере WhatsApp. Последний рабочий день у него был 9 февраля 2019 г., ООО «Соурс Труп» ежемесячно начисляло и выплачивало ему заработную плату, размер которой за весь период работы составил 384 732 руб.   Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Нашилевского И.В. к ООО «Соурс Труп» о признании отношений трудовыми, суд первой инстанции сослался на положения статей 15, 16, 191, 67 Трудового кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 2 статьи 421, статей 432, 702, 779, 781, 783 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из того, что между Нашилевским И.В. и ООО «Соурс Труп» имели место гражданско-правовые отношения по договору возмездного оказания услуг, основания для признания этих отношений трудовыми отношениями отсутствуют.   Суд первой инстанции счёл, что условия договора возмездного оказания услуг, заключенного 22 марта 2018 г. между ООО «Соурс Груп» в лице его генерального директора и Нашилевским И.В., не соответствуют положениям статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации, определяющим содержание трудового договора.   При этом суд первой инстанции указал, что материалы дела не содержат сведений об обращении Нашилевского И.В. к ответчику с заявлением о приеме на работу (заключении трудового договора), ООО «Соурс Труп» не издавало приказ о приёме Нашилевского И.В. на работу, не производило ему выплату денежных средств в качестве заработной платы, не оформляло трудовую книжку, у истца не было должностной инструкции, он не подчинялся правилам внутреннего трудового распорядка ООО «Соурс Труп», у него отсутствовала обязанность являться на конкретное рабочее место и выполнять трудовую функцию. Доказательств, подтверждающих обратное, Нашилевским И.В. суду не представлено.   Суд первой инстанции также отказал в удовлетворении исковых требований Нашилевского И.В. об обязании произвести отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный Фонд обязательного медицинского страхования, налога на доходы физических лиц, выдать ему на руки справку о доходах физического лица по форме 2-НДФЛ и справку по форме № 182н, о взыскании денежной компенсации за неиспользованный отпуск, процентов за просрочку выплаты денежной компенсации за неиспользованный отпуск, признав их производными от основных исковых требований.   Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно отметив, что именно на истца возложена обязанность представить достаточные доказательства того, что он был допущен к работе в ООО «Соурс Труп» надлежащим лицом, подчинялся правилам внутреннего трудового распорядка работодателя, получал заработную плату за выполняемую работу, однако таковых доказательств Нашилевским И.В. не представлено.   Судебная коллегия по гражданским делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции, оставляя без изменения судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций, пришла к выводу о том, что нарушений норм права, которые привели бы или могли привести к неправильному рассмотрению дела, судами не допущено.   Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой, апелляционной и кассационной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.   В целях обеспечения эффективной защиты работников посредством национальных законодательства и практики, разрешения проблем, которые могут возникнуть в силу неравного положения сторон трудового правоотношения, Генеральной конференцией Международной организации труда 15 июня 2006 г. принята Рекомендация № 198 о трудовом правоотношении (далее также — Рекомендация МОТ о трудовом правоотношении, Рекомендация).   В пункте 2 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальными законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.   В пункте 9 этого документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорный или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.   Пункт 13 Рекомендации называет признаки существования трудового правоотношения (в частности, работа выполняется работником в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; интеграция работника в организационную структуру предприятия; выполнение работы в интересах другого лица лично работником в соответствии с определённым графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей ее; периодическая выплата вознаграждения работнику; работа предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу).   В целях содействия определению существования индивидуального трудового правоотношения государства-члены должны в рамках своей национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в том случае, когда определено наличие одного или нескольких соответствующих признаков (пункт 11 Рекомендации МОТ о трудовом правоотношении).


    Часть 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации устанавливает, что труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.



  К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит в том числе свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.   В соответствии с частью четвертой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации, если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии в порядке, установленном данным кодексом, другими федеральными законами, были признаны трудовыми отношениями, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.   Трудовые отношения — отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается (статья 15 Трудового кодекса Российской Федерации).   Согласно статье 56 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор — соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определённую этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.   В статье 57 Трудового кодекса Российской Федерации приведены требования к содержанию трудового договора, в котором, в частности, указываются: фамилия, имя, отчество работника и наименование работодателя (фамилия, имя, отчество работодателя — физического лица), заключивших трудовой договор, место и дата заключения трудового договора.    Обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: место работы; трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы); дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, — также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с данным кодексом или иным федеральным законом; условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты); режим рабочего времени и времени отдыха (если для данного работника он отличается от общих правил, действующих у данного работодателя); гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте, условия, определяющие в необходимых случаях характер работы (подвижной, разъездной, в пути, другой характер работы); условия труда на рабочем месте; условие об обязательном социальном страховании работника в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами.   Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть первая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).   Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трёх рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, — не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом (часть вторая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).   В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 2.2 определения от 19 мая 2009 г. № 597-О-О, в целях предотвращения злоупотреблений со стороны работодателей и фактов заключения гражданско-правовых договоров вопреки намерению работника заключить трудовой договор, а также достижения соответствия между фактически складывающимися отношениями и их юридическим оформлением федеральный законодатель предусмотрел в части четвёртой статьи 11 Трудового кодекса Российской Федерации возможность признания в судебном порядке наличия трудовых отношений между сторонами, формально связанными договором гражданско-правового характера, и установил, что к таким случаям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права (абзац третий пункта 2.2 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009 г. № 597-О-О).   Данная норма Трудо